Чернозем ненавсегда

19 февраля 2018, Комментарии 0

Альбом предоставляет собой непаханое поле для возлюбленной игры эстетствующих хомяков под заглавием «угадай цитату». В нашем случае имеются в виду как музыкальные эпизоды – когда в мелодику дворовой песни внезапно вплетается, к примеру, мелодический ход из Nagekidori оркестра Поля Мориа либо даже кусок Бетховена – а равно и литературно-поэтическая сторона синткретического единства по имени рок. Тут и «покорители блядей» (естественно! кто же ещё – Витухновская со своими строчками «мы превосходные поэты, мы покорители блядей». ), тут и «отпуск в сентябре», он же «утиная охота» Вампилова (чьи книжки не 1-ый год вдохновляют 1-го из талантливейших музыкантов «сибирского фронта» — Вадима Кузьмина) – вобщем, хватит, это уже ваш непокорливый слуга принялся для вас стихи выбалтывать, что негоже.

Растают души и сердца, и слёзы потекут из мерзлоты. И на весь мир споет победный гимн скворец. П.С.

Тюменский мороз-как муза. — Это происходит, когда он слушает музыку и не слышит того, чего бы ему хотелось. Неплохой альбом неплохой группы, в силу собственной концертности, вобщем, не отражающий ее реальных способностей. Всесторонне группа раскрывается в студийной ипостаси, в особенности, в альбоме «Ненавсегда». Который остро нуждается в переиздании на CD.

Условия, в каких проходил концерт, были далеки от безупречных: клуб «Форпост», как понятно, размещался в доме. Такое соседство не позволяло музыкантам развернуться во всю мощь. Приятно было услышать гимн тюменских музыкантов «Памяти Крученых» в лирической интерпретации Джексона cотоварищи. Не могу не выделить композицию «Мы Падаем Вниз». Пронизывающий, исполненный беспросветного отчаяния текст бывшего басовита «Чернозема» Аркадия Кузнецова в купе с веселой музыкой и зажигательным припевом обладает убойной силой. Картина дополняется истошно-восторженным криком Джексона «Ништяк!» в конце песни.

Этот альбом, как, вобщем, и прошлые, от и до укладывается в концепцию «Чернозема», которую более точно обусловил Сергей Гурьев: «. это маргинально-романтическое неприятие беспристрастной действительности и попытка что-то узреть в щелях меж ней» (С. Гурьев, А. Волков. Перпендикулярная действительность, либо Восстание машин. // «Окорок» (Могилев), 14-2004). Все тексты Джексона потрясают собственной глубиной и смысловой многоплановостью — будь то сюрреалистическая «Горько», скорбно-патетическая «Если б Мы Знали», исполненные отчаяния «МаМаМа» и «Паводок», социально заостренная «Антисанитария», драматически напряженная «Б/П», иронические «Романс» и «Серенада», проникнутые острым чувством неизбежности погибели «Налегке», «Нет Дома», «Над Заборами (Медведица)» и «Ненавсегда» (без Альбера Камю не обошлось!) При всем этом Джексон искусно и к месту вплетает в свои стихи чужие цитаты — от Цветаевой до Ремарка. Пробудился, остатка гонорара хватило на пачку Беломора. Похмелья на свете нет. Нет, возлюбленная нет.

Чернозем я люблю, повторюсь, они самые музыкальные, по аранжировкам.Тема: ЧернозЁм. Функции темы. За всех, кто объявил зимой зиме пиздец, За всех замёрзших под студёным небом. Конвой берез, крестов и звезд, Где шаг в всякую сторону – Не погибали б никогда. Вобщем, уже со 2-ой песни группа звучит более-менее сыгранно.

А к середине альбом увлекает так, что о каких-то ляпах напрочь забываешь. Диск запечатлел и теплую, непосредственную атмосферу концерта. Джексон показывает здоровое чувство юмора. По контрасту с «Ненавсегда» просто очень приходит понимание того, как же крепко нас с вами, дорогие мои читатели, приучили к сборникам песен, компиляциям либо просто неструктурированным черновикам. И хотя реальным шедевром в исчерпающем смысле этого слова является, пожалуй, только 1-ая композиция – уже благополучно процитированная – но при всем этом вся запись просто и на одном дыхании прослушивается от начала до конца без отрыва. Ваш непокорливый и привередливый слуга незначительно может припомнить музыкальных творений, оставивших по для себя такое же воспоминание.

Чернозем ненавсегда

Вобщем, и поболее внимательное и вдумчивое прослушивание не принуждает разочароваться. На напористые просьбы публики исполнить песню «Холодно Под Солнышком» он отвечает: «Нам тут не холодно, а напротив горячо». В другом месте в качестве свойства темпа исполняемой песни звучит его сладкоречивое сопоставление: «Стремительно, как е. ущиеся зайцы».

Диск дополнен студийной версией «Паводка», которая, при всей собственной филигранной отточенности, звучит вяловато. То карнавальное чувство издёвки над свинцовой реальностью, двоякое и мучительно колоритное, что преподносит нам Кокорин, роднит его творчество с наилучшими эталонами российского поэтического авангарда ХХ века. Либо же с работами иркутского мастера стеб-рока по имени Леонид Андрулайтис, успевшего записать несколько дисков на стихи конкретно Хармса, ранешнего Заболоцкого, Крученых и др. совпадение, видимо чисто случайное, не по другому. При всем этом чуть ли не самым внезапным впечатлением от представленного нам альбома оказывается характерная ему композиционная целостность и крепкая фактура, что по сегодняшним временам уникальность практически необычная.

Нужно сказать, 1-ые же рифмованные строчки первой же. э-э – композиции – повергли вашего непокорливого слугу в буйное веселье: «. Мне снится, как будто я летел-летел, и, оказавшись перед Вами, на тубареточку присел – и ка-ак давай пи. деть стихами. » Ясный и известный образ, до нытья зубовного знакомый всем, кто когда-нибудь сталкивался с творческой средой во всех ее разнообразных проявлениях. Пожалуй, конкретно драматичности, и даже больше – самоиронии – до сего времени отчаянно не хватало российскему року, где каждый сочинитель, почуяв славы вкус, норовит перевоплотиться в народного трибуна. Тогда он сам берёт и играет. Но не нравиться для вас, но не нравиться вам… Музыкальная составляющая и уровень выполнения свидетельствуют о приверженности группы старенькым хорошим сибирским традициям (что не умопомрачительно — в состав Чернозема большей частью входят музыканты неумоевско-летовского эшелона, фаворит группы Евгений «Джексон» Кокорин сам длительное время играл в составе Аннотации По Выживанию, Штатской Обороны и Величавых Октябрей), а от скрежещущего звучания гитары Лели Южаниновой пахнет Сиэттлом. Все перечисленное плюс по-юношески дрожащий вокал Джексона, издавна ставший типичным «фирменным знаком» «Чернозема», плюс клавишные Максима Шаркова, вытягивающие группу на отменно новый уровень, делает ее просто узнаваемой. В записи в первый раз зафиксирована «Тюмень» на слова Дмитрия Колоколова — сооснователя «Чернозема» (прямо до собственной смерти Дмитрий был редактором самиздатовского журнальчика «Чернозем» и фаворитом другой тюменской панк-группы Мертвый Ты).

В музыке иронично обыгрываются клише русской массовой песни. Вот и новый-старый альбом «Ненавсегда», ране уже узнаваемый по кассетной версси, а сейчас переизданный «Выргородом» на CD, не один раз становился поводом для критичных измышлений, пересудов, обсуждений, но всё не достаточно – глобальные вещи неумолимо лезут из кармашков записных борзописцев, и ваш непокорливый слуга здесь не исключение. Итак, слушаем. Даже халатное сведение, что сначала разрезает ухо, через какое-то время начинает восприниматься полностью отстранённо и само по себе может сойти за приём. Стремительно понимаешь, что простота музыкального строя – деланная, находки – роскошны, но ненавязчивы, а некая стереотипность темы оборачивается плохо сдерживаемой издёвкой по отношению к досужему меломану. Нет, повода усомниться в собственной широкой художественной эрудиции Джексон никак не дает. Находить в теме.

ЧернозЁм. Конкретно таким человеком точно является и Евгений Кокорин, который в своё время схватил тюменское панковское знамя из рук Неумоева, дав известной «Инструкции По Выживанию» новое имя и новое содержание. И хотя послужной перечень его и его команды под заглавием «Чернозём» не так и велик, но даже и то малое, что увидело свет, позволяет распознать явление неординарное даже по меркам российскей рок-культуры, очень различной и многозначной в собственных проявлениях. Потому концерт был в главном «камерным». Но когда звучали хиты, и музыканты, и публика стояли на ушах.

Лажа для схожих концертов полностью свойственна. Но ее допустимый предел время от времени превышается. Создается воспоминание, что запись открывающего альбом «Романса» была изготовлена не на концерте, а во время репетиции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *